Новый "Праздничный мир" приглашает вас в гости!

"Доктор Хаус". Цитаты великого Доктора и других героев фильма. (Часть 2)


Не нам выбирать, как родиться, и не нам выбирать свою смерть.
Не нравится ответ — не задавай вопрос.
Не стоит благодарности. Мне хватит и понимания собственной нужности.
Не у всякого вопроса есть подтекст.
— Нельзя жить, основываясь на чем-то, во что ты не веришь.
— Но ты можешь покончить с жизнью, основываясь на чем-то, во что ты не веришь.
Ненависть неискренней не бывает.
Нет, между любовью и ненавистью не один шаг. На самом деле, между любовью и ненавистью Великая Китайская Стена, и каждые двадцать шагов стоят охранники с оружием в руках.
Ни один вид на свете не создает пары на всю жизнь. И не надо про лебедей, они изменяют как и все, просто у них пиар лучше, чем у кроликов.
Никогда не отказывайся от рок-н-ролла и от информаторов.
Ничто не делается просто так. Просто нам не всегда известны мотивы.
— Но у меня же ничего не болит!
— Иногда это первый симптом.
— Обсуди это со Стейси. Узнай, какой вариант менее рискованный.
— Она ответит так: «О! Я люблю Грега, но пойти против воли пациентки, значит обвинить ее во лжи, и если что-то незаладится, мне придется в суде защищать злого доктора с красивыми глазами, который не поверил милой мамочке с пригорода. Я тащусь от его трости! Но операция необходима».


— Он боялся, что ты умрёшь. Никто не знает, как правильно себя вести в такой ситуации. Он заслуживает ещё один шанс.
— Да... но речь не о том, чего он заслуживает. Если что-то случится, я не хочу надеяться, что я не одна, я хочу быть в этом уверена. А с Хаусом... Каждый раз, когда он был мне нужен, я всегда оставалась одна. Но он не виноват — он такой, и я это знала. Это я во всём виновата...
— Он заслуживает правду.
— Правды не было, пока ты ее не накопал.
— Ты что не знал, что она существует, даже если ты ее не видишь?
Он любит воображаемое существо, неспособное на взаимность. Как миллионы тех, кто ходит в церковь.
Он мой пациент. Наверное, хороший парень, даже замечательный. Может, гораздо лучше, чем я. Но часть меня хочет, чтоб он умер. Вот только не знаю: это потому что я хочу быть с ней или потому что хочу, чтобы она страдала.
— Он счастлив.
— Он мертв.
Она тебе нравится, поэтому ты не хочешь обвинять ее в недостатках. Но в них все же кто-то виноват, значит, кого-то нужно обвинить.—
Опасные граждане в дом не вламываются. Они в нем живут.
— Опухоль мозга. Она умрет. Скукота.
Оскорбление — это намёк на выход.
Пациент умер? Или мне надо работать?
Подозреваю, что уровень тестостерона у вас ниже, чем у Бибера.


— Пожалуйста, чисти зубы щёткой, которую я тебе купила!
— Пожалуйста, заткнись и дай посмотреть фильм!
— . . .(С суровым взглядом)
— Я сказал «пожалуйста».
— Помоги мне избежать этого ужина, и я расскажу, кто пустил слух, что ты транссексуал!
— Нет такого слуха!
— Будет, если не поможешь избежать ужина!
— Помолитесь со мной?
— Нет, не имею привычки поощрять чужие суеверия.
— По-твоему, стоит покончить с жизнью, чтобы не обременять родных?
— Если ты их действительно любишь, то да.
— Почему ты все всегда драматизируешь?
— Потому что я очень нервная карманная собачка.
Правда начинается со лжи.
Преданность — способ заставить поступить кого-то так, как тебе нужно.
— Привет! Сыграем?
— Не могу. Иду рушить браки.
— Ладно...
— Ладно как пассивно-агрессивное проявление реверсивности или депрессивной обреченности?
— Ладно — в смысле я передумал.
Проблема в том, что, когда мы не можем найти логичный ответ, мы довольствуемся идиотским.
Прости, но я не верю, что мы всего лишь набор химических соединений.
— Почему вы с Уилсоном друзья?
— Я могу сказать ему, что угодно, и он не уйдёт.


Пусть я и неправ, но это не повод перестать думать.
— Ребенок появляется. Чейз утверждает, что двое людей обменялись жидкостями, чтобы создать это существо. Я говорю тебе, что один аист принес тебе малыша в пеленке. Ты выберешь первое или второе?
— Я думаю, Ваш пример некорректен.
— А я думаю, что твой галстук уродлив.
— Религия — это симптом иррациональной веры и беспочвенной надежды.
— С Хаусом там точно кого-то убьют...
— Мужик готов убить ради диагноза. По-моему, врач ему достался тот, что надо.
— И он, конечно же, не будет издеваться над бедным психом, пока тот не сорвется.
Самое прекрасное в братьях то, что даже несмотря на наши ошибки, они все равно нас любят.
Сердце твердило: «Главное — правда», мозг понимал: «Кому это надо?».
— Сказать, что я думаю?
— Вопрос с заранее известным ответом...
Сколько мы видим физически неполноценных людей... Но видеть и понимать — не одно и то же.
Сложно сказать, что рискованнее: рисковать как безумная или слушать советы того, кто рискнул пойти на безумство.
Слушай, твой здравый смысл тут не катит. Поэтому в следующий раз воспользуйся моим.
Сообщать плохие новости — это искусство.

 

Считается, что больные раком лёгких сами виноваты. Они курят, значит заслужили смерть, больные раком лёгких умирают от чувства вины.
— Так что же вы так спокойны?
— Я либо умираю, либо нет. Не то, что бы я хотел умереть, но переживания никого еще, вроде, не вылечили.
— Также я понимаю, что вне зависимости от того, что я делаю, вы всё равно будете обращаться со мной как с дерьмом.
— Дерьмо — понятие растяжимое.
— Твое самодовольство довольно привлекательное качество.
— Благодарю. У меня был выбор между этим и мелированием волос. Самодовольство легче поддерживать.
Твори, а не копируй.
— Тебе нужна женщина.
— Как средство от вранья пациентам?
— Как источник адреналина, чтоб ты не искал его где ни попадя.
Тебя окружают вещи не из разряда «надо», а из разряда «хочу».
— Тебя притягивает все опасное: мощные грузовики, мотоциклы, фейерверки...
— Все любят фейерверки!
— Смотреть — да, но не делать.
Теперь, обладая властью, он не устоит перед искушением её использовать. Где мега-возможности, там микро-диктаторство.
Терпеть боль ради тех, кто нам дорог. Из-за чего еще мы живем?
Терпеть боль, чтобы сделать что-то хорошее для небезразличного тебе человека, — разве не в этом смысл жизни?


— То есть я его разрезал и забыл вынуть селезенку?
— Все органы на нее похожи. Красные и скользкие.
То, что он оказался прав, не значит, что он не ошибался.
То, что ты отвергаешь того, кого любишь не — великое самопожертвование, ты просто хочешь быть несчастным. Но то, что ты несчастен, не делает тебя лучше других, это просто делает тебя несчастным.
Только крайне ограниченная и неуверенная в себе женщина не наденет простые и удобные туфли, а предпочтёт весь день мучиться.
Только поступки что-то меняют. Если нет поступков, то все остается прежним.
Трудно запомнить вещи, на которые тебе начхать.
— Ты идиот.
— Потому что влюбился?
— Нет. Потому что ты идиот. Впрочем, у вас это общее.
Ты любишь всех — это твоя патология.
.Ты научил меня одному: делать то, что считаешь правильным, и не думать о последствиях.
— Ты не можешь заставлять единственную женщину, которая работает на тебя, делать всю бумажную работу, и ты знал бы об этом, если бы посещал обязательные семинары по сексуальным домогательствам... А теперь я сделаю паузу, и ты сможешь вставить что-нибудь ехидное по поводу домогательств.
— Убийца шуток.

 

Ты разговариваешь с Богом — ты верующий, Бог разговаривает с тобой — ты психически больной.
Ты спасешь больше людей, чем я. Но я постараюсь убить меньше.
— У вас нет никаких оснований считать, что это отравление.
— Будет клёво, когда я окажусь прав.
У всех детей есть одна общая черта — они все кретины.
У гениальности есть побочные эффекты.
У меня случился мысленный запор...
У меня часы встали или «навсегда» уже прошло?..
— У нас ректальное кровотечение.
— Что, у всех сразу?
— У него все не спроста.
— И все нацелено на саморазрушение.
У тебя два варианта. Ещё поспорить и сделать, что я сказал или сделать, что я сказал.
Форман:— Пришёл случай из скорой: студент Рутгера, вроде как, острый бронхит, но на посеве всё чисто.
Хаус: — Хватит уже ждать, что придёт белый человек и решит все ваши проблемы.

 

— Хаус, какого черта твой нестабильный пациент разгуливает по коридору?
— Порвал поводок.
— Хаус! Пришла выпустить тебе кишки, есть минутка?
Хорошо быть взрослым. Никому ничего не должен.
— Хочешь, чтобы народ нормально ездил? Убери подушки безопасности, прикрепи мачете на уровне шеи, и все будут ездить со скоростью 3 мили/час.
— Что заставило парня пускать слюни? Чейз, ты разгуливал в коротких шортиках?

— Что принимаешь для здоровья, серьёзнее яблока в день?
— Он в порядке?
— Просто уснул. Залежался в коме. Что принимаешь? Не волнуйся, он нас не выдаст.
— Что ты здесь снова делаешь? Пациент?
— Нет. Проститутка. Пошла в мой кабинет, а не ко мне домой.
— Четырнадцатилетняя девочка, приступ за приступом!
— Четырехлетний мальчик. На «ты» со смертью.
— Больной 5 лет, как скончался.
— Никто и не говорил, что он жив. А ставить диагноз посмертно куда интересней.
Чтобы понять, кто есть кто — нужно время. А если тебя пытаются очаровать – еще больше времени.
Чувство вины отключает мозги.
Это припадок или он так танцует?

 

— Это хорошая больница?
— Смотря что вы имеете в виду под словом «хорошая». Кресла у них удобные.
— Я бы попросил прощения, но ты и первое извинение не принял.

Я в шоке!.. А, нет, подожди, это ты в шоке!
— «Я заглянул в глаза смерти — и всё изменилось». Как это банально!
— Банально — когда жизнь вдруг обретает смысл. А я дал себе клятву стать раздолбаем. Вся моя жизнь прошла в трудах, заботах и поисках её смысла, так что самое время для эгоизма, пофигизма и низменных радостей.
— Я не был неправ. Все, что я сказал, было правдой.
— Значит реальность была неправильной?
— Реальность почти всегда неправильна.
Я не люблю когда люди сами себя убивают. Это не делает их героями.
— Я не такой как вы, Хаус.
— Согласен, ты не хромаешь.
Я не хочу не обсуждать, не обсуждать «необсуждение».
Я счастлив со своим несчастьем.
Я хотел бы вам ударить в зубы, но почему я должен улучшать ваш внешний вид?

 

Является ли ложь ложью, если все знают, что это ложь?



По материализм Инета

Комментариев нет:

Отправить комментарий